Читать "Зловещее проклятие" - Гладкий Виталий Дмитриевич - Страница 1 - > Litera4You - Литература для вас!
Litera4You    

Читать "Зловещее проклятие" - Гладкий Виталий Дмитриевич - Страница 1 -

Виталий Гладкий

Зловещее проклятие

ПРОЛОГ

В один из ясных осенних дней 1230 года от рождества Христова во время облавной охоты магистр ордена рыцарей Меча Готфрид фон Кельгоф неожиданно почувствовал себя настолько плохо, что потерял сознание и на полном скаку вылетел из седла.

Когда подоспел его оруженосец, магистр дышал хрипло, неровно, с трудом. Его словно высеченное из гранита лицо с массивным подбородком было землисто-серого цвета, а на губах пузырилась кровавая пена.

Магистра с большими предосторожностями положили на рыцарский плащ, закрепив его в виде носилок между коней, и поспешили в замок устроителя охоты барона Бернарда фон Репгова.

Там личный лекарь магистра флорентиец Герардо пустил обеспамятевшему господину кровь, вправил вывихнутую руку и, когда тот пришел в себя, едва не насильно напоил подогретым снадобьем с отвратительным запахом.

Магистру после этого стало дурно, его вырвало, что принесло ему облегчение.

–  Что со мной? – спросил магистр склонившегося над ним лекаря.

Бледный от волнения флорентиец не ответил, только на миг плотно сомкнул веки.

Магистр понял.

–  Оставьте нас одних, – велел он собравшимся возле ложа рыцарям.

Они с поклоном удалились, звеня шпорами и оружием.

–  Яд… – тихо обронил Герардо, даже не пошевелил губами.

Флорентиец знал, что за ними наблюдают и слушают их разговор. В замке барона везде были чуткие уши и острые глаза, которые могли видеть сквозь стены.

Магистр больше ни о чем не спрашивал. Ему и так все было ясно. Закрыв глаза, он задумался…

Когда Готфрид фон Кельгоф стал магистром, орден уже давно погряз в междоусобицах спесивых баронов.

Былая мощь ордена рыцарей Меча постепенно отходила в область преданий, и уже не один владетельный государь с вожделением посматривал на его обширные земли.

Сплотив вокруг себя преданных рыцарей, Готфрид фон Кельгоф обуздал непокорных, заставив сюзеренов относиться к ордену с прежним почтением и опаской.

Только один из баронов, очень богатый и в такой же мере хитроумный, рыжий великан Бернард фон Репгов, избежал расплаты за свои деяния. Быстро смекнув, что ему не устоять перед натиском боевой дружины магистра, он явился к Готфриду фон Кельгофу с повинной.

Магистр сделал вид, что простил барона. Участь опасного интригана им давно была решена, но Бернард фон Репгов пользовался чересчур большим авторитетом среди меченосцев. Магистр решил немного повременить с решительными мерами против барона.

Поэтому, чтобы усыпить бдительность этого рыжего лиса, Готфрид фон Кельгоф принял приглашение фон Репгова поохотиться в его владениях.

Прибыл магистр к барону с очень сильным и многочисленным отрядом верных рыцарей. Но в замок вошли не все. Часть отряда перекрыла дороги, чтобы фон Репгов не подтянул подкрепление, состоящее из подвластных ему вассалов.

Рыжий барон встретил Готфрида фон Кельгофа любезно, показал оборонительные сооружения замка, произвел смотр своего войска, изрядно поредевшего за время междоусобиц, посетовал на недостаточную обеспеченность провиантом – год выдался неурожайным.

Такая откровенность вызывала подозрение, но даже мысленно упрекнуть в чем-либо барона магистр не мог – тот был сама предупредительность и гостеприимство.

Но теперь, лежа в постели, магистр, наконец, осознал коварный план фон Репгова. И мучился одним вопросом: как?

Ведь всю пищу и вино, прежде, чем подать магистру, пробовал в его присутствии повар, затем оруженосец барона, и, наконец, сам хозяин замка…

Над этим размышлял и Герардо.

Поколдовав над своими склянками, он принялся макать в них птичьи перышки и наносить им какие-то жидкости на вещи и оружие магистра.

Когда дошла очередь до длинного тяжелого меча с инкрустированной золотом крестообразной рукоятью, в которую был вправлен кроваво-красный рубин, Герардо не удержался от тихого восклицания: жидкость вдруг окрасила полированное золото в зеленый цвет.

Возглас флорентийца заставил магистра открыть глаза.

Присмотревшись к занятию лекаря, он только горестно вздохнул. Теперь Готфрид фон Кельгоф уже не сомневался, что часы его жизни сочтены.

Рыжему барону была хорошо известна привычка магистра, оставшаяся со времен крестового похода. Перед тем, как отправиться в путь или выйти на битву, Готфрид фон Кельгоф, воткнув меч в землю, молился и истово целовал крест-рукоять.

Скорее всего, фон Репгов приказал кому-то из слуг незаметно проникнуть ночью в опочивальню гостя и вымазать сильнодействующей отравой рукоять меча. Искусству составления ядов барон научился у сарацинов.

Готфрид фон Кельгоф знал, что барон во время последнего крестового похода возил в своем обозе плененного лекаря-мусульманина, весьма сведущего в составлении разнообразных лекарственных препаратов. До магистра доходили слухи, что фон Репгов под влиянием сарацина даже занялся алхимией.

Но уличить барона в этом недостойном рыцарского звания деянии так и не смогли. В ту ночь, когда было принято решение арестовать лекаря, шатер, где он занимался алхимическими опытами, неожиданно загорелся. В огне погибли не только инструменты и различные лекарственные снадобья, но и сам сарацин.

Бернарда фон Репгова еще никто не мог застать врасплох…

–  Сколько?… – прохрипел магистр.

“ Мне осталось жить…” – понял флорентиец недосказанное. И заколебался, весь во власти сомнений.

Герардо мучительно размышлял над весьма сложной проблемой: сказать господину правду или по обыкновению всех лекарей отделаться общими фразами?

Он любил этого жесткого, а временами жестокого человека, своего властелина. Любил не по обязанности, а как родной сын.

Много лет назад странствующий рыцарь ордена Меча Готфрид фон Кельгоф подобрал полуголодного недоучившегося лекаришку в одном из притонов Флоренции, где Герардо пропивал последние медяки. И с той поры они были неразлучны…

Немного подумав, Герардо ответил правдиво и по-прежнему шепотом:

–  Не более двух суток…

И добавил, безнадежно склонив голову:

–  Прости меня, господин, но противоядия я не знаю. И никто не знает. Это яд левантской гадюки смешанный с жиром бобра и эфирными маслами. Он проникает сквозь кожу и убивает так же верно, как и кинжал, пронзающий сердце.

–  Двое суток… – пробормотал магистр. – Думаю, что этого срока вполне достаточно…

Он с непонятным облегчением откинулся на подушку.

–  Возьми мой перстень с печатью и передай его оруженосцу, – сказал Готфрид фон Кельгоф лекарю. – И прикажи от моего имени как можно скорее доставить сюда ларец. Он находится в моей опочивальне под плитой пола. На ней высечен крест. Коней не жалеть. Но до возвращения оруженосца – слышишь, Герардо! – я должен жить. Должен!

Посланец успел вовремя – магистр был еще жив.

Но только снадобья неутомимого флорентийца – он двое суток не спал и ни на шаг не отходил от постели своего повелителя – поддерживали в еще недавно могучем теле угасающую на глазах искру жизни.

–  Герардо! – позвал магистр лекаря. – Пригласи сюда… всех рыцарей и их оруженосцев… в том числе и вассалов барона. И его самого…

В радостном возбуждении магистр ощупывал небольшой ларец, украшенный резной слоновой костью.

Рыцари окружили ложе умирающего повелителя.

Бернард фон Ренгов, огромного роста детина с ярко-рыжими волосами до плеч, даже не пытался изобразить на своей длинной физиономии, покрытой шрамами, соболезнование и печаль.

Он возвышался над всеми как непоколебимый утес, уверенный в своей силе и безнаказанности за содеянное преступление.

–  Братья… – начал магистр тихо.

Но затем его голос неожиданно окреп. Глаза Готфрида фон Кельгофа засверкали прежним огнем, которого так страшились его враги.

–  Я покидаю вас в великой скорби. Но на то воля Господа нашего, призвавшего меня так безвременно. Братья! Помолитесь за мою душу, когда я буду возносить смиренное покаяние всевышнему на небесах. Но в последний свой час я хочу отметить достойнейшего среди рыцарей ордена Меча. Бернард фон Репгов!

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"10213","o":1}
  • ЖАНРЫ 359


  • Отзывы (через Facebook):

    Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Книга - лучший подарок!

Любите читать? Книга для вас - лучший подарок, друг и советчик? А может быть, вы книгоголик? Проверьте себя. Вот верные 20 признаков зависимости от чтения.

Ставьте плюсик, если сказанное относится к вам. В конце теста подсчитайте, сколько баллов вы набрали.

1. Вы регулярно отказываетесь от приглашений куда-то пойти, предпочитая вместо этого почитать.

2. В книжном магазине вы пропадаете часами.

3. Вы приходите на работу невыспавшимся, потому что всю ночь читали.

4. Вы можете довести окружающих до трясучки, постоянно зачитывая им вслух цитаты из книги, которая сейчас у вас в руках.

5. Вы ждёте не дождётесь выходных, чтобы иметь возможность почитать не отвлекаясь.

6. Вам случалось влюбляться в выдуманных персонажей.

7. Вы с удовольствием ждёте долгих перелётов, потому что у вас уже припасено что почитать в самолёте.

8. Из-за чтения вы нередко пропускаете свою остановку, когда едете на общественном транспорте.

9. Вы можете опоздать на работу, потому что дочитывали книгу.

10. Вы отправляетесь в постель позже своего парня (своей девушки), чтобы ещё немного почитать.

11. Вы заранее уверены, что книга лучше фильма, по которой он снят.

12. Даже на вечеринку вы приносите книгу.

13. За последний месяц вы прочитали книг больше, чем посмотрели фильмов.

14. На обеденный перерыв вы предпочитаете ходить не с коллегами, а в одиночку – чтобы немножко почитать между супом и кофе.

15. Книжные полки есть в каждой комнате в вашем доме.

16. Вы покупаете в разы больше книг, чем в состоянии прочесть.

17. Большую часть отпуска вы провели с книжкой в руках (и медового месяца тоже!).

18. Иногда вы бываете навязчивы, когда советуете друзьям прочитать ту или иную книгу.

19. Вы забываете есть, спать и дышать, добравшись до кульминации романа.

20. Вы проводите на ReadRate времени больше, чем на Facebook. :)

Узнаёте себя? Если все (или почти все) пункты про вас, поздравляем: у вас книжная зависимость.